Газета нашей малой родины Фалёнского района Кировской области
Главная Фаленскому району – 85 О Больших Вогульцах и её жителях
авг8

О Больших Вогульцах и её жителях

В доме жительницы деревни Вогульцы Валентины Григорьевны Шуклиной хранится книга воспоминаний В.А. Зимина «Колхоз «Свобода». Вольдемар Александрович работал в 1962-63 годах в хозяйстве главным инженером. На титульном листе надпись: «Шуклину Ивану Григорьевичу, Ефремову Ивану Афанасьевичу. С добрыми пожеланиями о былых годах совместной работы в колхозе «Свобода».

Следует пояснить: колхоз «Свобода» объединял деревни Балахнинского, Рябовского и Ильинского сельсоветов. В 1965 году реорганизован в совхозы «Рябовский» и «Знамя».

Книга В. А. Зимина – это рассказ о жизни на вогульской земле, её тружениках. Это не просто воспоминания, но и размышления автора. Написанная хорошим литературным языком, местами с лёгким юмором, читается легко и с большим интересом. Отрывки из неё напомнят уроженцам Вогульцев и исчезнувших уже деревень о малой родине, односельчанах, родных людях. Возможно, в героях книги кто-то узнает и себя.

А. ОРЛОВ, д. Вогульцы.

«В жизни моей семьи было большое событие – переезд из Кирова в деревню Большие Вогульцы Фалёнского района, где я стал главным инженером колхоза «Свобода», а жена Людмила – учителем истории.

Когда солнце уже готовилось опуститься за горизонт, машины с нашими вещами въехали на довольно широкую, заливаемую водой пойму небольшой реки Святица и остановились. За рекой виднелись дома центральной деревни колхоза «Свобода», – Большие Вогульцы.

Вспоминая о тех днях, о переезде, невольно как бы смотрю на себя самого, 25-летнего, одержимого. Сопоставляя хронологические даты тех лет, ощущаю с холодком, пробегающим по спине, смелость и в какой-то мере беспечность молодости. Почти за месяц до нашего переезда в нашей семье произошло большое событие – у нас с Людмилой родился сын Михаил...

Деревня Большие Вогульцы – это довольно длинная, поднимающаяся от речки в пологую гору дорога – улица, по обеим сторонам которой выстроились однообразные, серые дома. Начиналась улица внизу магазином и клубом, кончалась вверху почтой, сельсоветом и деревянной одноэтажной школой – восьмилеткой. В середине улицы – колхозная контора.

На другой стороне Святицы за поймой, тоже на горе, расположилась небольшая улица, домов в десять – деревня Котята и большая кирпичная мастерская – бывшая машинно-тракторная станция (Балахнинская МТС). Почти всё её оборудование было демонтировано и увезено. Колхозу были оставлены лишь кирпичные стены.

Механик колхоза Иван Григорьевич Шуклин, лет сорока, был немногословен, серьёзен и уважаем. На работу в мастерские он ходил ежедневно километра за два из деревни Вершины. Когда председатель колхоза Василий Иванович Вершинин представил меня как главного инженера, тень растерянности и вопроса промелькнула в его взгляде, но Василий Иванович успокоил:

– Будете работать вдвоём: техники у нас всякой много...

Техники, действительно, хватало. Одних только тракторов было 30, комбайнов 27, автомашин 14.

Не каждому колхозу выпадало счастье иметь такую мастерскую, как здесь: все ремонтные работы можно было проводить под крышей. Позднее в колхозах развернётся довольно интенсивное строительство типовых ремонтных мастерских и тёплых стоянок. Государство обеспечит колхозы кредитами, подчас безвозмездными, строительными материалами, оборудованием.

Началась уборка урожая. Моё предложение оборудовать старенькую, временно свободную машину – вездеход ГАЗ-53 в некоторое подобие походной мастерской было принято с энтузиазмом.

Первый же выезд моей «летучки» запомнился навсегда. Огромное поле переливающейся под ветром золотистой ржи. А на краю поля одиноко стоит старенький комбайн СК-3.Высокий худощавый комбайнёр Николай Иванович Злобин встретил меня радостно, с надеждой.

– Не могу завести двигатель – надо аккумулятор менять.

Разобрали тягловое реле, нашли причину... и после первого же нажатия стартёра двигатель без перебоев заработал. Обрадованный комбайнёр, не мешкая, простился и его комбайн стал удаляться в безбрежное золотистое море.

Участие в «колхозной битве за урожай» захватило меня, и я с удовольствием выезжал к комбайнам, больше половины которых были старыми прицепными С-4 и С-6 («Сталинец») и часто нуждались в ремонте.

Домой обычно являлся поздно. Моя мама уехала, и Людмила одна занималась сыном и домашними делами. С замиранием сердца ждали первого сентября, когда ей надо будет идти в школу на работу. Нашими соседями были добрые отзывчивые люди – супруги Катаевы. Семён Михайлович – председатель сельского совета, а Валентина Ефимовна работала на ферме. Они помогали нам во многом, а их дочь Лида, ученица шестого класса, частенько нянчилась с нашим сыном.

С благодарностью вспоминаю директоров школы – Клавдию Григорьевну Печёнкину, а потом Рудольфа Николаевича Попова, которые во многом шли навстречу, видя безысходность нашего положения. Бывало такое: Людмила ведёт урок, а в это время наша соседка Лида Катаева нянчится с нашим сыном.

***

Шесть бригад колхоза «Свобода» занимали довольно обширную площадь и населённые пункты его были разбросаны на значительные расстояния. Такой разброс затруднял оперативное управление ими, особенно в условиях бездорожья.

Передвигаться приходилось – осенью в седле, зимой в санях. Это доставляло радость созерцания вятской природы, которое наводило на размышления.

***

В делах и повседневных заботах незаметно подошло 7 ноября. Наш председатель колхоза Василий Иванович оказался неутомимым организатором праздничной самодеятельности. Аккуратно сам являлся на репетиции и заставлял быть аккуратными других. Запевалой школьно-колхозного хора тоже был Василий Иванович.

До сих пор сохранилось ощущение дружелюбия и радости, царившие во время того праздника в стареньком клубе. Люди говорили друг с другом неожиданно мягкими, добрыми словами. Возможно, в этом и заключалась главная суть праздника.

Жизненные проблемы вынудили принять решение об отъезде из колхоза. Я с грустью покидал эту неброскую вятскую деревню, успев, оказывается, к ней привыкнуть.

***

Прошло шесть лет. С В. И. Вершининым мы иногда обменивались письмами. В одном из последних писем он сообщал, что тяжело и неизлечимо болен. Вскоре он умер в довольно молодом возрасте.

***

1999 год. Больничная палата. Входит новый обитатель, знакомится: «Геннадий Васильевич Шуклин, из Фалёнок».

Ностальгически вздыхая, говорю, что почти сорок лет тому назад жил в деревне Большие Вогульцы и работал в колхозе «Свобода».

Геннадий Васильевич внимательно взглянул на меня, назвал моё имя и отчество, а затем пояснил: «Я родом из Больших Вогульцев, много лет работал в колхозе токарем после Лёни Шешукова. Когда вы жили у нас, учился в шестом классе. Вы вели ещё у нас уроки металловедения... Жена ваша, Людмила Васильевна, преподавала историю... А женат я на Лиде Катаевой, соседке вашей и моей однокласснице.

Действительно, мир тесен!»

комментарии (0)
Реклама
опрос