Газета нашей малой родины Фалёнского района Кировской области
Главная Фаленскому району – 85 Деревня эта мне стала очень дорога
авг19

Деревня эта мне стала очень дорога

Деревня эта мне стала очень дорога Она родилась в селе на берегу р. Вятка. Но судьба определила ей жить и трудиться в д. Вогульцы, где 40 лет она возглавляла животноводческую отрасль. Сполна отдавала себя работе. Её труд оценён медалью «За трудовую доблесть». Сегодня Нина Ивановна Кононова, бывший зоотехник совхоза «Рябовский», отметившая на днях свой 80-летний юбилей, гостья «Сельского маяка».

– Нина Ивановна, у вас фамилия не фалёнская, а муж у вас местный?

– Да, действительно, у мужа, Михаила Сергеевича, с которым мы вместе уже 60 лет, фамилия Лысков, он из Балахней, была такая деревня неподалёку от Вогульцев. Но его фамилия мне не понравилась, и я ему сразу об этом сказала. Когда поженились, осталась Кононовой.

– Откуда вы родом?

– Из Уржумского района. Есть такое село Цепочкино, стоит оно на самом берегу р. Вятка. В ту пору наше село было многолюдным. На берегу находилась не одна пристань, пароходы причаливали один за другим. Помнится, как во время войны по Вятке доставляли в наши края эвакуированных из разных городов, и люди высаживались на нашей пристани.

– Что вам больше всего запомнилось из детства?

– То, как нелегко нам приходилось в войну. Отца сразу же забрали на фронт, а в декабре мама получила похоронку. У неё на руках осталось трое детей, я – самая старшая. Так что была главной помощницей. Запомнилось, как пололи яровые культуры, поля в нашем колхозе были небольшие по площади и за посевами ухаживали тщательно.

Летом хорошим подспорьем была дикая клубника, ею богаты здешние вятские увалы. Мы её собирали, бежали на пристань и продавали. Но, несмотря на трудности, мы учились. В 1953 году закончила Уржумский зооветеринарный техникум и по направлению приехала на работу в ветлечебницу с. Талица Бельского района.

– А как оказались в Вогульцах?

– Вскоре вышло постановление правительства о том, чтобы все специалисты были в штате МТС, то есть непосредственно на местах. Меня определили в Балахнинскую МТС, которая находилась в Вогульцах, а здесь уже направили главным зоотехником в колхоз «Свобода». Это было огромное хозяйство, в которое входили территории Ильинского, Рябей, Микшей, Вогульцев. По-началу мне стало даже страшно, тем более за всё очень строго спрашивали, а базы никакой.

Старенькие небольшие дворы, которые и фермой-то не назовёшь. Причём, все дворы с животными раскиданы по разным деревням. Ещё замечу, в ту пору особо спрашивали за поголовье лошадей, потому что, они числились в государственном фонде.

– И как вы со всем этим управлялись?

– А что делать. Взялся за гуж, будь дюж. С утра до ночи приходилось работать. Но я на свою судьбу не жалуюсь. Тогда все трудились с энтузиазмом. Не легче стало и тогда, когда колхоз «Свобода» разделили на два хозяйства, и когда в 1965 году создали в Кирове овцетресты, куда вошёл и наш совхоз «Рябовский». В нашем хозяйстве в те времена поголовье овец доходило до 4 тысяч. Кроме этого было дойное стадо, телята, свиньи. Надо было выполнять план по шерсти, мясу, молоку.

– Что бы вы сказали о тех, с кем трудились бок о бок?

– Народ тогда был очень трудолюбивый, ответственный. Но и я была строга, ни в чём и никому спуску не давала. Делала всё по-справедливости, поэтому люди и относились ко мне уважительно, несмотря на мою строгость. Всегда добрым словом вспоминаю Виктора Григорьевича Тетерина, директора совхоза, с которым довелось много работать. Он немало делал для развития хозяйства, был требовательным руководителем и, в первую очередь, к нам, специалистам.

– Для хозяйства с овцеводческим направлением, какой период был самым ответственным?

– Стрижка овец. «Опять началась наша страда», – говорили животноводы. В ней участвовало 50 человек. Уже в мае к нам приезжали мастера этого дела – карачаевцы. И на всё лето им хватало работы. Они ещё помогали сено готовить. Привлекались и школьники. Ведь шерсть (руно) надо было собрать, отсортировать, упаковать в мешки.

– А куда отправляли шерсть?

– На фабрику первичной обработки шерсти в Горький. В 1989 году, когда её закрыли на ремонт, возили в Омск. Кстати, здесь наше руно оценили высоко. Оказывается, на качество шерсти повлияло кормление овец силосом.

– В вашей трудовой деятельности какой год или период особо запомнился?

– 1973 год. Засуха. Кормов не заготовили. Пришлось самой ехать в Ульяновскую область и в Краснодарский край, чтобы изыскать корма. Но как-то выжили. Тогда ведь нельзя было снижать поголовье стада.

– А возникало ли у вас желание сменить место работы, место жительства?

– Нет. Хотя предложений было немало по этому поводу. Я нужна была здесь, в Вогульцах. И ни разу не пожалела, что здесь живу. Деревня эта мне стала очень дорога. Здесь выросли и мои дети.

– Вы на заслуженном отдыхе, чем он заполнен?

– Честно сказать, работа меня измотала. Выйдя на пенсию, я почувствовала такое облегчение. Ведь не надо уже было с рассветом бежать на фермы, думать о предстоящей зимовке и прочее. Но без дела не сидела. Домашнее хозяйство не позволяло. А для души развела большой цветник. У нас в Вогульцах многие занимаются цветами. В последнее время подводит здоровье, но стараюсь не поддаваться слабостям.

– Нина Ивановна, спасибо вам за беседу. Желаем всего доброго, а главное здоровья.

Записала Любовь ПРОЦЕНКО.

Фото из семейного архива Кононовых.

комментарии (0)
Реклама
опрос